19:44 

Наша общая работа!

sev-rnd
Мы это сделали! выложен первый текст из 3, которые я оформляла...

сам такст очень захватывает..главное вначале попасть в течение...

В общем, читайте, смотрите и наслаждайтесь!!!

21.04.2012 в 14:07
Пишет MBB knight:

На привязи
Название: На привязи
Автор: silverymouse
Бета: Кузя-кот
Артеры: sev-rnd, lenxen1984
Жанр: приключения, романс
Пейринг: Артур/Мерлин
Рейтинг: R
Размер: ~ 48 800 слов
Саммари: – Стой! – сорвалось с его губ, и Ценред обернулся, не выказывая ни удивления, ни напряжения. Лишь метнувшийся взгляд к запястью Мерлина, на котором болтался широкий браслет, выдал его. – Сколько еще я буду здесь сидеть? Кому это нужно?
Мерлин поднялся на ноги и посмотрел прямо в прищуренные глаза короля. Тот молчал пару мгновений, а затем улыбнулся.
– Когда придет время, ты узнаешь все, что захочешь.
Мерлин улыбнулся в ответ и прикрыл глаза, чувствуя, как все тело окатывает жаром. Ему всегда в такие моменты казалось, будто он знает, что испытывают люди, горящие на костре. Ведь именно так языки пламени облизывают кожу, заставляя ее вздуваться?
– Как бы это время не наступило быстрее, чем ты рассчитываешь, – тихо произнес он, не открывая глаз и не видя, как отхлынула кровь от лица Ценреда.

Предупреждение: АУ к началу первого сезона
Примечание: весь арт в фанфике кликабелен
Ссылка на текст одним файлом: текст, текст+арт
Ссылка на скачивание арта: здесь







Горячий ветер обжигал щеки, уши, шею и руки, которыми он пытался прикрыться. Яркий свет слепил так сильно, что на глазах выступали слезы. А внутри, под кожей, растекалась горячая сталь. Он не знал, как оказался в этом месте, не понимал, что с ним происходит, не мог справиться со страхом и болью. И в голове билась одна лишь мысль, что нельзя шевелиться, нельзя сделать ни шага назад и ни шага вперед. Он застрял на этом маленьком каменном клочке, окруженном бездонной пропастью. Опуская глаза вниз, он чувствовал, как его охватывает паника: принимались дрожать ноги, колени подгибались, а голова начинала кружиться. Тогда он поднимал взгляд к обжигающему свету и терпел горячий ветер, не понимая, с какой стороны он дует.





– Эй, ты! – раздался громкий голос стражника, и в следующий момент Мерлин почувствовал резкую боль в боку. Он открыл заспанные глаза, недовольно оглядев камеру, и отодвинулся к холодной влажной стене.
– У тебя теперь компания появилась, – хохотнул стражник с большим животом, под которым на ремне маняще позвякивали ключи. – Только смотри не обижай нашу принцессу!
Он снова засмеялся и, втолкнув кого-то в камеру, хлопнул дверью. Мерлин в который раз слушал, как защелкивается замок, и лишь сжимал зубы от негодования. День, когда эти стены стали для него домом, уже так сильно размылся в памяти, что временами ему казалось, будто он здесь и родился.
Незнакомец витиевато выругался и повертел головой из стороны в сторону, пытаясь определить, откуда ждать опасности. На его голове болтался мешок, а руки оказались связаны за спиной. Одежда не выдавала в нем особу знатных кровей – темная куртка, грязная от травы и земли, простые штаны и длинная красная туника, подвязанная поясом, – и Мерлин расслабился. Опасности быть не может. Обычные люди, иногда попадающие в его башню, никогда не причиняли ему неприятностей, потому как считали его своим, одним из них. Они не питали никаких иллюзий и свои мысли всегда держали при себе.
Но как-то раз в камеру кинули на пару дней какого-то принца, ни имени, ни лица чьего Мерлин не запомнил; так после него ему пришлось отходить несколько кормежек. Принц ударился в воспоминания, рассказывал о зеленых лугах, о сильном ветре, что дует с моря, делился планами о том, что он будет делать и как отомстит, – вот только выберется! А Мерлин сделал большую ошибку – слушал, внимательно слушал. С каждым впитываемым им словом внутри поселялась надежда, что если очень сильно захотеть, то это может случиться. Но лишь через пару дней из крошечного окошка во внутренний двор Мерлин видел, как веревка затянулась на шее принца, и ничего из того, о чем он мечтал, не сбылось.
Мерлин тяжело вздохнул, отгоняя непрошеные воспоминания, и прикрыл глаза, намереваясь еще поспать.
– Я знаю, что здесь кто-то есть, – внезапно заговорил новый сосед. – Я слышу, как ты дышишь.
Мерлин напрягся и пристально посмотрел на незнакомца. Тот не шевелился, а ему стало не по себе. Кто это? За что его бросили в эту духами забытую башню? Почему именно в эту камеру? Как долго он просидит здесь? И что можно ожидать от него?
– Просверлишь во мне дыру, – усмехнулся тот. Мерлин сглотнул и отвернулся, неосознанно прижимаясь ближе к стене. Рука тут же сомкнулась на широком браслете, пытаясь то ли снять, то ли спрятать. Незнакомец неподвижно сидел на коленях и, казалось, даже не дышал. На голове его болтался мешок, руки были связаны за спиной, при нем не могло быть оружия, и между ними было пять шагов. Но Мерлин чувствовал исходящую от него опасность: тот напоминал зверя, на которого накинули покрывало.
– Сними с меня мешок, – тем же полунасмешливым тоном произнес он.
– Конечно, – фыркнул Мерлин и подобрал под себя ноги. О сне не могло быть и речи.
– О, так ты и говорить умеешь! – притворно восхитился незнакомец, а в следующее мгновение продолжил серьезным, приказным тоном: – Сними мешок.
– Зачем? – Мерлин хотел оказаться где угодно, но только не здесь. Ему настолько не нравился этот человек: сильнее, чем кто-либо, встретившийся ему на пути.
Пусть память блекла, оставляя от себя размытые сны, но ощущения исчезали намного медленнее.
– Ты идиот? – раздраженно бросил новый сосед и повернул голову в сторону Мерлина.
– А ты?
Незнакомец зарычал, а Мерлин сглотнул и распластался по стене. На несколько долгих минут в камере повисла тишина.
– Как тебя зовут? – нарушив напряженное для обоих молчание, более дружелюбным тоном спросил незнакомец.
– Мерлин.
– Отлично, Мерлин. А теперь будь добр, сними мешок, – он качнул головой, словно показывая, что нужно сделать.
– Нет.
– Нет?
– Нет. Не сниму. Ты не назовешь своего имени?
Незнакомец напрягся.
– Тебе не обязательно его знать. Я все равно здесь ненадолго.
Мерлин задержал дыхание, сильно зажмурился и поджал губы. Где-то он это уже слышал. И повторения ему совсем не хотелось. Имя незнакомца потеряло всякую значимость, а угроза, исходившая от него, перестала быть столь пугающей. Все равно через два, а может быть, три-четыре дня его не станет. Он поднялся на ноги и, сделав четыре шага, сдернул мешок с головы незнакомца. Тот шумно втянул носом воздух и прикрыл глаза, точно в наслаждении. И только в этот момент Мерлин понял, что все это время ему толком нечем было дышать.
– Спасибо, – произнес незнакомец и внимательно посмотрел Мерлину в глаза, словно пытался разгадать его, прочитать как раскрытую книгу. Но тот не дал ему такой возможности и, развернувшись, отошел к своему углу. Мерлин не собирался его слушать, с ним разговаривать, и смотреть на него тоже не собирался.
– Давно здесь? – Вопрос остался без ответа, как и все последующие.
Мерлин лег и закрыл глаза, притворяясь спящим. Мысли и колотящееся внутри сердце не давали уснуть, поэтому он пролежал без сна до самой кормежки.
В молчании прошло два дня. Стража часто приходила проверять камеру и четыре раза уводила куда-то пленника. Тот возвращался побитый, мокрый, но не сломленный. Ему не приносили еду, но оставляли небольшое ведерко с водой. Со связанными руками нормально пить он не мог, и прохладная вода стояла перед ним как насмешка. Мерлин иногда искоса за ним следил – исключительно из мер предосторожности – и замечал горящие решимостью глаза, от которых на душе становилось гадко. Когда-то в нем тоже пылала вера в лучшее, в спасение. Но она сгорела сама по себе, не оставив даже уголька.
На третий день в камеру пришел сам король. И тогда-то Мерлин понял, с кем находится в одной башне.
– Здравствуй, Артур, – Ценред тихо вошел и остановился возле входа. За его спиной маячило несколько человек стражи.
Артур молчал и смотрел на него так, словно находился у себя в замке на королевском троне, а Ценред пришел к нему с прошением.
– Мне доложили, что ты отказываешься сотрудничать.
– Тебя дезинформировали, – спокойно отозвался Артур, и лишь уголки его губ дрогнули в усмешке. – Я посылал тебя к черту.
Ценред рассмеялся, а в следующее мгновение ударил его ногой по лицу. Артур, не издав ни звука, завалился на бок и зажмурился. Мерлин видел его бледное, почти серое в свете факелов стражников, осунувшееся лицо. Из носа через уголок губ стекала тоненькая струйка крови, а на скуле красовался синяк, начинавший приобретать грязно-желтый оттенок – вчерашняя порция пыток начала проявляться.
– Твоя голова набита соломой, иначе ты не смел бы разговаривать со мной в таком тоне, мальчишка.
Голос короля дрожал от ярости, и Мерлин с ужасом подумал, что тот сейчас снова ударит Артура. От этой мысли по коже пробежал озноб, а в горле пересохло. Он отвел глаза на мгновение.
– Но она же набита важными для меня сведениями. – Ценред осмотрелся по сторонам и наткнулся взглядом на замершего в углу Мерлина. – И пока ты все не расскажешь, я буду пытать…
– Меня? – перебил его Артур, вновь усаживаясь на пол. – Ты ничего не добьешься этим! Я ни слова не скажу.
– Посмотрим, – снисходительно улыбнулся король и развернулся уходить. – Я бы мог уделить внимание твоему другу, но боюсь, что за него мне потом придется дорого платить.
– Он мне не друг. Делай что хочешь, но я не скажу ни слова – ни тебе, ни твоим людям.
Мерлин поджал губы и отвернулся от них. Всего несколько мгновений назад он переживал за Артура, а эта коронованная задница…
– Вот как, – Ценред приподнял в удивлении брови и вздохнул. – Мне казалось, вы найдете общий язык. Ну да ладно. До встречи.
Король перешагнул порог, а Мерлин почувствовал, как внутри поднимается ярость.
– Стой! – сорвалось с его губ, и Ценред обернулся, не выказывая ни удивления, ни напряжения. Лишь метнувшийся взгляд к запястью Мерлина, на котором болтался широкий браслет, выдал его. – Сколько еще я буду здесь сидеть? Кому это нужно?
Мерлин поднялся на ноги и посмотрел прямо в прищуренные глаза короля. Тот молчал пару мгновений, а затем улыбнулся.
– Когда придет время, ты узнаешь все, что захочешь.
Мерлин улыбнулся в ответ и прикрыл глаза, чувствуя, как все тело окатывает жаром. Ему всегда в такие моменты казалось, будто он знает, что испытывают люди, горящие на костре. Ведь именно так языки пламени облизывают кожу, заставляя ее вздуваться?
– Как бы это время не наступило быстрее, чем ты рассчитываешь, – тихо произнес он, не открывая глаз и не видя, как отхлынула кровь от лица Ценреда.
Дверь с грохотом захлопнулась, а Мерлин упал на колени и согнулся. Прохладный пол приятно холодил горячий лоб. У него болело все тело: ныли тупой болью руки, сводило судорогой ноги, уши закладывало. А еще он совсем не мог справиться с льющимися по щекам слезами.
Артур, вытерев кровь из разбитого носа о плечо своей куртки, не сводил с него внимательного взгляда.
– Просверлишь во мне дыру, – осипшим голосом произнес Мерлин, почувствовав, как на него смотрят. Это немного отрезвило, заставив силой унять вышедшие из-под контроля эмоции.
Он отполз к стене и вытер лицо своей туникой, когда-то имевшей яркий синий цвет, сейчас же больше напоминавший грязно-серый.
Артур ничего не сказал, но и не поспешил отворачиваться. И это могло бы вывести Мерлина из себя, если бы не столь свежие воспоминания о том, чем это может закончиться.
В молчании они просидели почти всю ночь.

***


– Вставай!
Мерлин вздрогнул, выныривая из темноты сна, и распахнул глаза. Над ним стоял стражник и озлобленно скалился. Позади него в дверях было еще двое с оголенными мечами. Мерлин метнул взгляд в угол, где вчера сидел Артур, но того не было.
– Что происходит? – спросил Мерлин, озираясь спросонья и, тем не менее, пытаясь подняться с пола. По телу еще блуждали отголоски вчерашней боли, и получать новую, пусть и не такую сильную, совсем не хотелось. Да и очередная ночь на тонком слое соломы не прошла без следа. За время его пребывания в этих стенах на теле не осталось, казалось бы, и места, не раскрашенного темно-желтыми, переходящими в синий синяками.
Стражник не ответил и, не дожидаясь, пока Мерлин выпрямится, вздернул его на ноги и пихнул к дверям. Двое, стоявших в коридоре, подхватили его под руки и повели вниз по ступеням. Мерлин лишь однажды спускался этим путем – тогда он впервые очнулся в камере с браслетом на запястье, а после пришли стражники и отвели его к Ценреду, который поприветствовал его лично и «пригласил погостить немного в его скромном замке». После чего Мерлин вновь очутился в камере и больше уже оттуда никуда не выходил.
Чем ниже по ступеням они спускались, тем свободней ему дышалось. В воздухе витал запах оружейного масла, подгорелого мяса; сквозь открытое окно на лестнице прохладный ветер проникал в башню и холодил разгоряченную со сна кожу, пуская по телу стайки мурашек. Мерлин облизнулся и на мгновение прикрыл глаза в наслаждении. У него закружилась голова, и ступени начали сливаться со стенами. Ноги подкосились, и он бы упал, если б стражники не держали его.
Когда они спустились на уровень жилых помещений, Мерлина не повели по коридору, в конце которого сновали слуги и где, скорее всего, находился король – его поволокли ниже, в подземелья. И чем глубже они погружались в сырой затхлый воздух, тем отчетливей Мерлин слышал крики людей. В горле резко пересохло, а живот, казалось, прилип к позвоночнику.
Мерлин увидел перед собой тяжелую металлическую дверь и человека в черном плаще. Его лицо скрывал большой капюшон. А затем перед глазами все заволокло дымкой, и очнулся он уже в камере.
Мерлин лежал на животе прямо перед дверью. Он приподнялся на локтях и наткнулся взглядом на хмурое лицо Артура. Из его разбитой нижней губы по капле проступала кровь, которую тот постоянно слизывал.
– Твой язык не доведет тебя до добра, – произнес Артур. Мерлин прищурился и сел на корточки, чувствуя, что что-то не так.
– За своим следи, – осипшим голосом огрызнулся он в ответ и потянулся к шее – от неудобной позы ее словно свело. Но в следующий момент его рука дрогнула, и он в ужасе уставился на Артура. – Что?.. Только не это! Нет! Нет! Нет!
Мерлин двумя руками схватился за гладкий ободок, обвивавший горло, и начал тянуть его, пытаясь разорвать, снять. Все тело бросило в уже знакомый жар, но на этот раз он стал еще сильнее. Слезы брызнули из глаз, а паника накрыла с головой, точно вода, сомкнувшаяся над ним, когда он тонул в озере. Он свалился на пол и закричал, продолжая тянуть в разные стороны прочный металл.
– Хватит! – неожиданно рявкнул Артур, прожигая его взглядом, полным решимости. И Мерлин, всхлипнув, застыл, глядя на того широко распахнутыми глазами, в которых сверкали еще не пролитые слезы.



– Ты ничего этим не добьешься, – чуть спокойнее произнес Артур, и Мерлин убрал дрожащие руки от ошейника. Он сел, подтянув под себя ноги, и сглотнул, не отрывая от Артура глаз.
– Я хочу отсюда выйти, – неожиданно для себя произнес Мерлин и тут же, словно устыдившись своих слов, поджал губы. Артур не улыбнулся, и ни один мускул на его лице не дрогнул, он лишь кивнул и уверенно ответил:
– Выйдем.
Мерлин согласно кивнул в ответ и опустил голову. Что-то произошло. Что-то в нем изменилось. Он долго терпел, мирился с тем, что с ним происходит. Долго привыкал к браслету, сдерживающему магию. Мучился и кричал от силы, запертой в его теле, не имеющей возможности выплеснуться, сжигающей, словно в огне, его внутренности. Мерлин ясно осознавал, что уже не тот человек, который мечтал помогать людям и открыто использовать свой дар. Это раньше он мог броситься спасать из беды незнакомых людей, мог не сдерживать эмоций, мог думать, о чем хочется. Но со временем стал спокойнее, безразличнее к тому, что с ним происходит. Сумел задавить в себе лишние мысли, желания. И все это копилось, копилось, копилось до того момента, пока на его шее не появился ошейник намного сильнее браслета. Еще несколько полнолуний – и он бы снял браслет. Мерлин чувствовал, как сдается заклятие, как прочная магическая броня дает трещину под напором его силы. Но теперь… но теперь он не может больше мириться со своим положением. Еще слишком свежи воспоминания о прохладном ветре, забирающемся под одежду.
– Как? – Мерлин поднял голову и посмотрел на Артура. Тот прищурился и покосился на дверь. И Мерлин тут же оживился: – У тебя есть план?
Артур нахмурился и промолчал.
– У тебя нет плана.
– Пока нет. Я думаю над этим.
– Ясно, – Мерлин вздохнул и внимательно оглядел Артура с ног до головы. Тот сидел, прислонившись к стене, и его руки были сведены за спиной. Связаны. Мерлин подполз почти вплотную к нему и скользнул ладонями под его руке к запястьям, стянутым веревками. Артур напрягся, но ничего не сказал, только отодвинулся от стены, чтобы Мерлину было удобней.
– Сможешь развязать?
– Попробую, – вздохнул Мерлин, рассматривая узлы. «Если б я мог воспользоваться своей магией, то на это ушло бы мгновение», – с тоской подумал он.
Провозившись некоторое время, Мерлин сумел расслабить один узел. Пальцы болели от веревок, он обломал три ногтя, но все равно продолжал.
– Мерлин, – обратился к нему Артур, нарушив повисшее между ними молчание.
– Мм? – отозвался тот, оттягивая веревку зубами.
– Ты давно здесь?
Мерлин поднял голову и внимательно посмотрел на затылок Артура, на резкую линию скулы, а затем на свои стертые о веревку руки и браслет, блестевший в полумраке.
– Давно.
Он вновь впился зубами в узел, чувствуя, как тот медленно, но верно поддается. Разговаривать – последнее, чего бы он хотел в данный момент.
– Почему ты здесь? – снова задал неудобный вопрос Артур, словно не понимая, что Мерлин не горит желанием делиться информацией на эту тему.
– Не знаю, – нехотя ответил он и, не дожидаясь следующих вопросов, продолжил: – Слушай, не дергай меня сейчас, ладно? Мне нужно развязать тебе руки до того, как принесут кормежку.
– Кормежку? – Артур скривился и повернул в его сторону голову. Ошарашенное лицо показалось бы Мерлину забавным, если бы не находилось так близко к его собственному.
– Ну… еду, – Мерлин поспешил отодвинуться подальше.
– То, что они приносят – не еда, – убежденно заявил Артур, вновь уставившись в стену напротив.
– Как скажешь, – недовольно буркнул Мерлин.
– Ты здесь действительно давно, если забыл вкус настоящей пищи. Сколько? Месяца два? Три?
– Слушай, какая тебе разница? И вообще, почему ты думаешь, что до того, как я попал сюда, я питался лучше? Что ты вообще обо мне знаешь? Если ты каждый день ел за уставленным вкусностями столом, это не значит, что все питаются так же.
Мерлин замолчал, выдохнул и снова взялся за веревку, зло уставившись на узел.
– И я здесь больше трех месяцев. И четырех, – не выдержал он, чувствуя, как вновь накатывают эмоции, а кости начинает ломить, точно они зажили собственной жизнью и решили выбраться из тела. Разве нельзя было помолчать? Зачем нужны эти вопросы?
– Почему ты думаешь, что знаешь, кто я? – с интересом спросил Артур, спустя пару минут.
– Тебя зовут Артур Пендрагон. Принц Камелота и единственный наследник трона. Я что-то упустил? – сочащимся ядом голосом поинтересовался Мерлин, пытаясь заглушить булькающую, словно закипающая в кастрюле вода, магию.
Артур расслабился и, ухмыльнувшись, повернул к нему лицо.
– Нет. Не упустил. Мы раньше встречались?
Мерлин нахмурился на мгновение, прокручивая в голове заданный вопрос, и фыркнул.
– Нет, к счастью.
– К счастью? – не понял Артур.
– Да. Не думаю, что я смог бы общаться со столь редкостным засранцем.
– О, – Артур фыркнул, пытаясь поймать взгляд Мерлина. – Тогда спешу тебя расстроить, но ты уже общаешься. И к тому же, если ты считаешь меня редкостным засранцем – не понимаю, кстати, почему? – то зачем развязываешь мне руки?
Мерлин посмотрел ему в глаза так, будто говорил с выжившим из ума стариком.
– Зачем? Ты меня вытащить обещал!
Артур облизнул ранку на губе и прищурился, не разрывая зрительного контакта.
– Я же засранец. Могу ведь не сдержать слово.
Мерлин закатил глаза и принялся развязывать веревку дальше. Узел поддался, и осталось еще совсем чуть-чуть. Он бы управился быстрее, да вот руки устали.
– Ты? Сдержишь.
– Откуда такая уверенность?
– Не знаю. Можешь считать меня глупым, наивным – кем хочешь. Но я тебе верю, – последние слова Мерлин произнес, глядя ему в глаза. Артур громко сглотнул и отвернулся.
Мерлин плавно потянул веревку, и узел начал на глазах развязываться. С губ Артура сорвался тихий стон, от которого Мерлин вздрогнул, а затем принц развел руками в стороны, и веревка упала на каменный пол.
– Спасибо, – Артур хлопнул его по плечу и кивнул. – Ты молодец! Им не нужно было снимать оковы.
Мерлин почувствовал, как на губах против воли появляется улыбка, и отодвинулся, опуская голову.
– Когда там твоя кормежка? – усмехнулся Артур, потирая запястья.
– Скоро.
– Ты уж извини, но вряд ли ты сумеешь ее попробовать, – с напускным сожалением произнес он.
– Почему? – у Мерлина живот свело от нахлынувшего волнения.
– Потому что нас здесь не будет, – будничным тоном ответил Артур, поднявшись на ноги и разглядывая дверь и стены. В нем было столько уверенности, что и мысли о провале не возникло.
Мерлин глубоко вдохнул сырой, затхлый воздух камеры и улыбнулся уголками губ. А затем застыл, пораженный пришедшей в голову мыслью. Ведь всего несколько минут назад его магия снова пыталась прорваться сквозь запечатывающее заклятие, в ушах начинало шуметь, а тело сводило отголосками будущей боли. Но боли не было. А он даже не заметил, когда сумел успокоиться.
Скосив взгляд на Артура, Мерлин долго за ним следил. Тот ходил вдоль двери и внимательно ощупывал камень. Артур ему чем-то напоминал Гавейна. Если бы друг решил податься в рыцари, то ни в чем бы не уступал. Может быть, поэтому Мерлин доверился именно ему? Или, может, потому что от Артура пахнет свободой?

***


Мерлин вспомнил свои недавние размышления об Артуре, о его сильном характере, о том, что он чем-то схож с Гавейном, и чуть слышно выругался. Ноги гудели так сильно, что он их почти не чувствовал, мокрая одежда неприятно липла к телу и совсем не спасала от холодного вечернего ветра, а дыхания не хватало категорически. Но его доблестный принц и не думал делать остановки, чтобы передохнуть, и гнал Мерлина все дальше по лесу.
– Я больше не могу, – прохрипел Мерлин, споткнулся и упал прямо лицом в сырую, рыхлую землю. Они двигались в сумасшедшем ритме уже несколько часов. Сначала он еще как-то держался, но за столько месяцев сидения на одном месте тело отвыкло от таких пробежек.



– Хватит ныть, если они пустят погоню, то найдут нас в два счета! – разозлился Артур и обернулся посмотреть, где застрял Мерлин. Но тут же все его раздражение испарилось – Мерлина не было видно. Лишь высокое зеленое море папоротника. – Мерлин?
– Я здесь, – приглушенно простонал тот, не поднимая головы. Он вообще больше не мог двигаться.
Артур нахмурился и, осторожно ступая, пошел обратно, при этом вглядываясь в просветы между широкими листьями.
– Ладно, привал десять минут, – вздохнул он, наткнувшись на раскинувшегося на земле Мерлина. Тот что-то простонал и подтянул одну ногу выше, устраиваясь удобнее. Артур сел рядом, привалившись спиной к дереву. Он устало прикрыл глаза и внимательно вслушивался в звуки леса.
Прошло несколько минут. Мерлин не шевелился и, казалось, даже не дышал; Артур уже хотел было его пихнуть, чтобы он готовился к дальнейшему пути, но сидящая на нижней ветке птица в дюжине шагов от них встрепенулась и с криком унеслась прочь. Послышался стук копыт, приглушенный сырой землей.
– Мерлин, – тихо позвал Артур и потянул его за рукав куртки. – Вставай, надо идти!
– Брось меня, – чуть слышно отозвался тот. – Я не встану в ближайшие пару часов точно.
Артур заозирался, прикидывая, куда можно было бы спрятаться, но везде царило одно лишь зеленое море из папоротника. Стук копыт становился все громче и отчетливее. Артур выругался и вытянулся на земле рядом с Мерлином. Огромные зеленые листья сомкнулись над ними, загораживая листву деревьев и кусок темнеющего неба.
Всадники – Артур был уверен, что их минимум пятеро, – промчались справа от них. Еще никогда в жизни Артур не волновался так, как в этот момент.
– Мы живы? – тихо спросил Мерлин. Он повернул лицо в сторону Артура и устало смотрел на него. На его щеке красовалась прилипшая черная земля и маленький кусочек зеленой травинки.
– Естественно, – Артур скосил на Мерлина недовольный взгляд. – Если бы они нас поймали, то, поверь, ты был бы уже мертв.
Мерлин нахмурился, обдумывая его слова.
– Но я же вроде нужен им живым…
– Им – да. Мне – нет. Я бы тебя своими руками придушил.
В глазах Артура не было ни искорки смеха, ни намека на шутку. Он говорил серьезно. И Мерлин почувствовал, что уже может двигаться вперед, что и попытался сделать. Но Артур тут же вернул его на место.
– Ты идиот? – нарочито дружелюбным шепотом осведомился он, вглядываясь удивленными глазами в глаза Мерлина. Тот отрицательно помотал головой, не понимая, что не так: разве не Артур столько времени гнал его вперед? – А по-моему, еще какой.
Мерлин собрался было возмутиться, но Артур тут же закрыл ему рот ладонью, пригвоздив к земле. В следующее мгновение до них донеслись голоса. Несколько стражников переговаривались немного левее того места, где они лежали. Судя по звуку, они двигались медленно и очищали себе дорогу с помощью палок. Они были еще далеко, но пытаться убежать стало бы смертельной ошибкой.
Лицо Артура застыло, и только глаза выдавали беспокойство. Он полулежал на Мерлине, закрывая ему рот ладонью, и их лица разделяла лишь эта ладонь. Мерлин испуганно смотрел в глаза Артура. Он очень боялся, что их сейчас поймают и вернут обратно в замок, на него наденут еще какую-нибудь побрякушку, сдерживающую магию, и неизвестно, будет ли шанс выбраться. А еще Мерлин чувствовал тяжесть и жар другого тела. От этого становилось теплее, и в то же время это пугало – слишком долгий период времени в его личное пространство никто не вторгался настолько сильно.
– Король в ярости, – произнес один из стражников всего в нескольких шагах от них. Мерлин перестал дышать и почувствовал, что Артур тоже.
– Это точно! Не видел его в таком состоянии с тех пор, как эта ведьма появилась раненная! – ответил другой.
– Он ее боится! Ты видел его глаза, когда я сказал, что башня пуста? О, я думал, это последнее, что я вижу в своей жизни!
– Это все из-за принца! – прокричал третий голос.
– Не думаю, что из-за него. Ведьме нужен этот Мерлин! Я уверен! Она будет в ярости, когда услышит, что он пропал. И король Ценред знает это!
– А я уверен, что он вздернет вас на главной площади, если узнает, что из-за ваших разговоров, придурки, пленники сумели сбежать! – громко произнес четвертый голос, и все тут же умолкли. Остался лишь шелест листьев и чуть слышные шаги.
Мерлин осторожно вдохнул носом воздух и так же осторожно выдохнул. Артур еле заметно свел брови на переносице и напрягся, вглядываясь в глаза Мерлина. Затем он медленно убрал руку от его рта и осторожно съехал с него на землю, не издав ни шороха.
Прошла уйма времени, как показалось Мерлину, прежде чем Артур перевернулся на спину и шумно вздохнул.
– Они ушли? – тихо спросил Мерлин, вглядываясь в кусочек потемневшего неба. Буквально через час лес окутает туман, и станет совсем темно.
– Ушли. Полчаса назад.
Мерлин хотел было спросить, почему они тогда еще лежали, но передумал.
– Как ты узнал, что будет еще отряд?
Артур повернул в его сторону голову и довольно улыбнулся.
– Это же Ценред. Он всегда радует меня своей предсказуемостью.
Мерлин улыбнулся в ответ, не совсем улавливая, что же в этом смешного. За ними было отправлено два отряда – конница и пешие, – они чудом остались незамеченные, а Артур этому радуется!
– Жаль, что наше отсутствие заметили почти сразу, – скривил губы Мерлин, прикидывая, через сколько часов их могли схватить, если бы они делали остановки.
– Нет, – задумчиво ответил Артур. – Не сразу. Часа через два-три. Полагаю, когда сменялся караул.
– Но, – Мерлин полностью перевернулся в его сторону и непонимающе на него уставился. – Но как тогда… Подожди, всадники проехали, и почти сразу шли пешие… Они не могли так быстро идти…
Артур прикрыл глаза на мгновение и улыбнулся так, словно пребывал в каких-то своих счастливых мыслях.
– Они и не шли, – он вздохнул, потянулся и поднялся на ноги, оглядываясь по сторонам. – Мы не так далеко зашли в лес. До леса – поле. Нам бы там негде было спрятаться.
Артур кивнул ему в сторону замка и пошел. Мерлин в ужасе вскочил и схватил его за рукав куртки.
– Ты куда? Там же замок!
– Я знаю, – ответил ему Артур и снисходительно улыбнулся, махнув свободной рукой Мерлину за спину. – А там как минимум десяток стражи. И не факт, что они не прочесывают весь лес.
– И что же делать? – полным отчаянья голосом спросил Мерлин и поджал губы, неосознанно подходя к Артуру все ближе и ближе. Он начал крутить головой в разные стороны, опасаясь увидеть одного из стражников.
Артур удивленно посмотрел на него, отмечая, как близко тот оказался, и тяжело вздохнул, закатив глаза.
– Мы пойдем обратно.
– В замок? – Мерлин метнул на него быстрый взгляд.
– Да почему в замок? Мерлин, ты идиот. Я тебе честно это говорю.
Тот обиженно отвернулся. Он столько бежал, ничего не ел, так нервничал – он настолько устал! А тут еще и Этот со своими совершенно непонятными фразами.
Скривившись, Артур пихнул Мерлина вперед, а сам пошел следом и начал тихо говорить:
– Они не могли перенестись сюда просто так. Значит, они ехали сюда на лошадях. Скорей всего, им было приказано разделиться. Поэтому часть оставила своих лошадей и отправилась пешком. Если нас заметят – а это совершенно точно, – то лучше всего, чтобы у нас были лошади. И, желательно, полные сил.
– Но у нас нет лошадей! – Мерлин попытался остановиться и обернуться, но Артур пихнул его в спину, вынуждая идти дальше.
– Включи мозги, Мерлин. Куда второй отряд дел своих лошадей?
Мерлин обиженно засопел.
– Оставили где-то…
– Правильно. А где, как ты думаешь? – ухмыльнулся Артур.
– У леса?..
– А ты, оказывается, не такой тупой, каким кажешься! – одобрительно воскликнул Артур, а Мерлин сжал губы в тонкую полоску и сдержал рвущиеся с языка слова. Но ничего, как только они окажутся в безопасности, он ему все выскажет!

Спустя пару часов погони Мерлин не чувствовал ни ног, ни задницы. Ему хотелось умереть на месте и больше так не мучиться. Артур оказался прав, и лошади ждали своих хозяев у самой кромки леса. Там же находились двое стражников, смотрящих за лошадьми, но они совершенно точно не ожидали появления его и Артура, который со счастливым лицом отправил их «отдыхать».
Они поскакали на юг, и почти сразу на хвосте повисло шесть всадников. Артур рассмеялся, когда их заметил, и Мерлин в очередной раз подумал, что тот – придурок. Ну что смешного в том, что за ними гонится столько людей? Вряд ли Артур сумеет справиться со всеми, а сам Мерлин осознавал, что непригоден к боям. Особенно в таком состоянии. И будет лишь мешаться. Но Артур был счастлив и гнал коня вперед, и Мерлин не отставал – ему совершенно не хотелось быть пойманным.
Артур в десятый, казалось бы, раз оглянулся и громко счастливо воскликнул. Мерлин тоже посмотрел назад. Всадники почти плелись. Их лошади, все в мыле, отказывались бежать вперед, а две так и вовсе упали на землю. Постепенно отстал и последний. Мерлин улыбнулся и скосил взгляд на Артура. Но тот был на удивление собран, как если бы перед ними стояла армия солдат. Он смотрел прямо вперед и больше не оборачивался ни назад, ни на него. Мерлин пришпорил свою лошадь и вдруг заметил, как постепенно меняется местность. Деревья становятся все реже и реже, а впереди открываются темно-зеленые в сгущающемся сумраке равнины и невысокие горы. Они едут на юг. Он нахмурился, вспоминая, что же находится на юге – так получалось, что за свою жизнь до странствий у него дело как-то не доходило.
– Вот черт… – выдохнул Мерлин и подъехал к Артуру. – Ты знаешь, куда мы едем?
Тот бросил на него быстрый взгляд и не ответил.
– За горами находится лес Балор, Артур!
– Я знаю! – он широко улыбнулся и с криком пришпорил коня, вырываясь вперед.

***


Когда они въехали в темный ночной лес, наполненный разными звуками, Мерлин от усталости не мог даже шевелиться. Поэтому просто скатился со своей лошади на землю и так и остался лежать, раскинув руки. Кобыла, вся взмыленная, топталась рядом и тыкалась в ладонь Мерлина мордой.
– О, да ладно тебе! – раздраженно произнес Артур, заметив эту картину. Он закатил глаза и тяжело вздохнул. Его конь уже был привязан к нижнему суку большого старого дуба. – Не будь девчонкой! Мы ехали-то всего ничего!
– Уйди, – шепнул Мерлин пересохшими губами и плотно зажмурился. – Просто уйди куда-нибудь, пожалуйста, и заткнись, ради всего святого…
– Что ты там бормочешь? – Артур подошел ближе, пристально вглядываясь в его скривившееся лицо. – Мы переночуем здесь, а утром пересечем южную часть леса. На север сейчас опасно соваться. Ты меня слушаешь?
– Хотел бы этого не делать, но ты ведь так громко и раздражающе говоришь, что у меня просто нет выбора!
Мерлин открыл глаза и приподнялся на локтях. У него гудело все тело, словно он был колоколом, в который долго и сильно били. А Артур уставшим почти не выглядел. И это раздражало.
– Я пить хочу… – простонал Мерлин, падая обратно на землю. От ошейника жутко ныла шея. – У тебя на седле я видел бурдюк. Там есть что-нибудь?
– Нет, он пуст, – Артур вздохнул, взял за узду лошадь Мерлина и повел к своему коню. – Я думаю, здесь где-нибудь должен быть родник или что-то вроде этого.
Он обернулся к Мерлину и замер. Тот схватился двумя руками за ошейник и пытался его снять: двигал то вверх, то вниз, тянул края в разные стороны. Ничего из этого не получалось и не получилось бы – металл был отличный.
– Оставь его в покое и иди собери хворост. Нам нужен огонь.
Мерлин повернул голову в его сторону.
– Как хорошо, что у меня нет сил злиться.
Артур приподнял бровь.
– А ты хочешь злиться?
Тот быстро-быстро закивал.
– Очень.
Артур фыркнул и отвернулся.
– Наши друзья поделились со мной неплохим мечом. Так что, возможно, завтра у нас будет еда. Сейчас слишком темно, чтобы охотиться.
Мерлин медленно поднялся на ноги и похромал в гущу леса. Артур озадаченно нахмурился.
– Ты куда?
– За хворостом, – буркнул тот. – Может, и воду найду.
– И в чем же ты ее принесешь? – спросил Артур, с довольным видом разглядывая замершего Мерлина. Тот постоял несколько мгновений, а затем развернулся и молча прошел мимо Артура к его коню, снял бурдюк и, сохраняя все то же молчание, исчез за деревьями.
Артур какое-то время задумчиво смотрел ему вслед.

Все тело болело, но Мерлин почти этого не замечал. Он рассеянно озирался по сторонам, вглядывался в каждую качнувшуюся от ветра веточку и вдыхал носом свежий, мягкий и насыщенный разными запахами трав лесной воздух. Голова кружилась, а по коже стайками блуждала приятная дрожь. Магия, наконец, не сжигала изнутри, а грела, словно чувствуя свободу, чувствуя спокойствие волшебного леса.
Мерлин дотронулся до толстой, израненной морщинами коры дуба, укутанного у корней и немного выше темным зеленым мхом, и улыбнулся, ощущая самую мощную магию в мире – стихийную. Гаюс долго вдалбливал учения о стихиях в его голову, рассказывал о магии природы и о том, что нельзя полагаться только на свои силы. Мерлин его тогда слушал вполуха, не понимая, как это так – не полагаться на свои силы? Разве можно еще кому-то верить так сильно, как самому себе? Но Гаюс настаивал, и Мерлину приходилось запоминать. О, как бы он сейчас рад был видеть своего дядю! И мать, и Гавейна с Уиллом, и…
Справа хрустнула ветка, и Мерлин застыл как вкопанный. Он медленно повернул голову в сторону, откуда доносился шорох, и шумно сглотнул. Ночь щедро укрыла своим черным покрывалом землю, и ничего невозможно было разглядеть дальше семи шагов. На дереве закричал сыч, а справа послышалось шипение. Словно змеиное. Мерлин глубоко вздохнул и потрогал браслет. Как ему сейчас пригодилась бы магия!
Осторожно ступая, Мерлин попятился назад. Он не мог далеко уйти, а у Артура есть меч. «Это все же лучше, чем просто стоять», – размышлял Мерлин, чувствуя, как что-то огромное движется в его сторону. Затем он не выдержал и, повернувшись к этому зверю спиной, рванул с места.
Мерлин бежал так быстро, как только мог, но все равно ощущал прожигающий лопатки взгляд. Давно, очень давно он не чувствовал себя целью. И это было весьма неприятно.

Артур сидел на корточках возле небольшой связки хвороста и пытался разжечь огонь, когда Мерлин влетел на маленькую полянку, где они остановились на привал, с перекошенным от ужаса лицом.
– Я думал, что ты умер, и решил сам… Что случилось? – Артур выпрямился и нахмурился, а затем вслед за Мерлином показался зверь, похожий на огромную ящерицу. – Вот черт!..
Мерлин споткнулся и растянулся на земле, а ящерица встала над ним и зашипела прямо в лицо. Она не заметила Артура, видя перед собой лишь свою добычу, и это дало им шанс. Артур сориентировался быстро и, схватив меч, лежавший у дерева, одним движением отрубил огромную голову.



– О черт… – выдохнул Мерлин, на которого хлынула кровь из обрубленной шеи, заливая грудь, попадая на лицо. Обезглавленное туловище постояло еще несколько мгновений, а затем пошатнулось и упало бы прямо на Мерлина, но Артур вытащил его из-под него в последний момент.
– Мерлин, – сквозь зубы процедил он, все еще сжимая в стальной хватке плечи Мерлина и глядя прямо в глаза.
– Я ему не навязывался, честно! – испуганно разглядывая лицо Артура, находящееся слишком близко, начал оправдываться Мерлин. Он еще хотел что-то сказать, но открыл и закрыл рот, замечая, как губы Артура расплываются в широкой улыбке. И сам против воли начал улыбаться.
– В это я охотно верю! – рассмеялся Артур и, размазав ладонью по его лицу кровь ящерицы, поднялся на ноги.
Мерлин недовольно скривился, когда кровь попала на губы, и начал вытирать лицо своей туникой. Та была грязная, сырая, и от нее жутко воняло. Как и от него самого, с сожалением вспомнил Мерлин.
Артур разжег огонь, и свет озарил залитую кровью землю и отрубленную голову с открытой пастью, из которой вывалился тоненький, похожий на змеиный, язык. Мерлин подошел к ней и присел на корточки, разглядывая.
– Знакомый? – усмехнулся Артур, вставая у него за спиной.
– Ага, – откликнулся тот. – Видел где-то.
Артур нахмурился.
– Ты серьезно?
Мерлин вскинул голову, кивая.
– В книгах моего дяди он точно был. И если мне не изменяет память, то это Василиск.
– И что это такое? – Артур сложил руки на груди и придирчиво посмотрел на лежащую рядом тушу.
– Это один из стражей леса. Один его укус смертелен, – Мерлин облизнул пересохшие губы и скривился. – А ты только что его убил.
– О, прости, что спас твою жизнь! – воскликнул Артур, переводя взгляд на Мерлина. – В следующий раз обязательно поинтересуюсь, что за тварь пытается тебя сожрать!
Тот поджал губы и опустил глаза. Затем встал и исправился.
– А мы его убили.
Артур прищурился, взглянув на него, не понимая, послышалось ему это или нет, но потом фыркнул, закатив глаза, и ничего не сказал.
– Думаю, до утра у нас еще есть время, а потом его сородичи могут нас найти, – ровным тоном продолжил Мерлин.
– А много их?
– Достаточно.
– Ну и чудно. Задерживаться здесь я все равно не собирался.
Артур подошел к костру и лег на голую землю, закинув руки за голову.
– Советую тебе выспаться. Завтра нам нужно выбраться отсюда быстрее, чем его родня нас сожрет.
Мерлин шокированно покачал головой и молча лег с другой стороны костра. Ему казалось, что в темноте деревьев на них смотрят красные глаза Василиска, а лежащее рядом мертвое животное дышит. Он посмотрел на Артура и вздохнул. Тот явно не нервничал. На его спокойном, умиротворенном лице плясали блики от огня, и только сейчас Мерлин заметил, что у него впалые щеки, синяки под глазами от недосыпания, резко очерченные скулы, кое-где краснеющие от недавних пыток, и ссадина на подбородке: охранник хорошенько приложил его о стену, когда они выбирались из камеры.
Мерлин закрыл глаза и провалился в крепкий сон.

***


Даже в самое трудное время, когда сил не оставалось совершенно а все мысли устремлялись лишь к мягкой подушке, Артур всегда был начеку. И этот раз не стал исключением. Его разбудила тихая возня где-то рядом. Приоткрыв глаза, он прислушался к странным звукам и повернул голову в ту сторону, откуда они доносились.
– Мерлин, – хриплым со сна голосом пробормотал Артур и, подскочив на месте, кинулся к парню. Тот катался по земле, пытаясь снять с себя ошейник. – Мерлин!
Упав на колени рядом с ним, Артур накрыл вцепившиеся в мерцающую сталь пальцы своими, но тут же отдернул руки. Ободок был горячий, почти обжигающий. Мерлин смотрел широко раскрытыми глазами в предрассветное небо и плотно сжимал губы. Артур нахмурился и, приложив усилия, отцепил его пальцы от ошейника, уже самостоятельно пытаясь снять. Он совершенно ясно понимал, что это не поможет и нужен кузнец, но не мог бездействовать.
Мерлин жадно дышал носом, его ноздри вздувались и опадали, сухие глаза не моргали, а кожа побледнела. И Артуру стало страшно.
– Мерлин! Не думай сейчас умереть! Мы обязательно снимем эту штуку, давай же! – Артур изо всех сил потянул края ободка в разные стороны, и в следующее мгновение почувствовал, как пальцы начало покалывать, точно он пытался сжать в руках ежа. По телу прокатилась сладкая, тяжелая волна тепла, а следом за ней налетел холодный ветер, прижав к земле слабый дымок затухающего костра.
– Что?.. – Артур отдернул руки и упал на землю, как будто его кто-то сильно толкнул. Мерлин перевел на него ошарашенный взгляд и приоткрыл от удивления рот. – Что это было?! – воскликнул Артур, быстро поднимаясь на ноги и нервно отряхиваясь. Взгляд тут же метнулся к лежащему неподалеку мечу.
– Понятия не имею, – осипшим голосом ответил Мерлин и дотронулся до ошейника, не так плотно теперь прилегающего к коже. Неужели?.. Он вновь посмотрел на Артура и сглотнул. Внутри царил хаос разных эмоций – от надежды до скручивающего в узел страха.
– Как же! – принц осматривал свои покрасневшие ладони.
Мерлин молчал, исподтишка его разглядывая.
– Кто ты такой? – задал пришедший в голову вопрос Артур. И с недоумением отметил про себя, что впервые заинтересовался, с кем находится рядом. Такого промаха у него раньше не случалось.
– Я – Мерлин, – вымученно улыбнулся тот и прокашлялся. Тело все еще била дрожь от произошедшего. Проснуться оттого, что горло сковало огненным кольцом – не лучшее начало дня. Зато теперь он с сожалением понял, с кем имеет дело. Магия этого колдуна далеко не для фокусов. Знать бы еще, что он ему сделал?
– Да ну, и кто же ты такой, Мерлин? – Артур сложил руки на груди и прищурился, не скрывая своего недоверия. – Почему на тебе эта штука? Зачем ты понадобился Ценреду? И этот ошейник, он ведь магический, да? Объяснись немедленно, иначе дальше ты поедешь один. Клянусь.
Мерлин молча выслушал, медленно облизнул губы и усмехнулся, слегка качнув головой. Затем поднялся на ноги и посмотрел на Артура так, словно не испытывал большего разочарования в жизни.
– Только если ты ответишь на мои вопросы, – в его голосе сквозила усталость и обреченность.
Артур ничего не сказал и продолжал смотреть Мерлину в глаза.
– Что коронованный принц Камелота забыл на землях Ценреда? Почему один?..
– Это не твое дело, – холодно оборвал его Артур и опустил руки, точно готовясь обороняться или нападать.
Мерлин кивнул головой, показывая всем своим видом, что соглашается с ним, и тихо произнес:
– Вот ты и ответил на все свои вопросы.
Артур скривился и открыл рот, чтобы высказать, куда может катиться Мерлин с его магией, но не успел. Где-то неподалеку треснула ветка, и интуиция подсказывала, что это далеко не человек.
Синхронно посмотрев в ту сторону, откуда доносился звук, они переглянулись и бросились к лошадям. Артур почти забыл о не источающей никакого запаха магической туше убитого Василиска.

***


Лесная тропа то сужалась, то расширялась и расходилась в разные стороны. Чем глубже в лес они двигались, тем чаще натыкались на густые клочки тумана, низко-низко стелящиеся к земле. Точно пушистое серое облако спустилось с неба и укрыло от чужих глаз нечто очень важное.
Лошадь Мерлина иногда спотыкалась о большие корни, вылезавшие на тропу и преграждавшие путь. Но он лишь тихонько вздыхал и успокаивающе трепал лошадку по гриве. Они как-то нашли общий язык, что само по себе было странно – Мерлина лошади не любили. Когда он жил в Эалдоре, ему приходилось брать соседского коня – единственного в деревне, – чтобы помочь матери по хозяйству. Так животное часто кусало его, а о том, чтобы сесть верхом, и речи не шло.
Вдалеке послышались голоса, и Артур, ехавший чуть впереди, вскинул руку, приказывая Мерлину остановиться, и сам натянул поводья.
– Что будем делать? – тихо спросил Мерлин, подъезжая к Артуру. Тот скосил на него недовольный взгляд и скривился, покачав головой.
– Почему ты никогда не делаешь то, что тебе говорят? – раздосадованно пробормотал Артур, скорее рассуждая вслух, нежели обращаясь к Мерлину и ожидая ответа.
– Ты действительно хочешь знать? – приподняв бровь, спросил тот.
– Нет, – вздохнул Артур и неопределенно махнул рукой. – Замолчи.
Мерлин поджал губы, пряча улыбку, и посмотрел по сторонам. Он не мог определить, откуда доносились голоса. Эхо расплывалось по лесу, подобно тем клочкам тумана, что так часто встречались у них на пути. Лошадь под ним забеспокоилась и фыркнула. Мерлин вновь погладил ее по гриве и, нахмурившись, взглянул на Артура. Тот сидел с прямой спиной и, опустив глаза, прислушивался. Его конь стоял смирно, как вкопанный в рыхлую землю, будто перенял настроение своего седока.
– Нам придется проехать мимо пещер, – спустя минуту молчания сказал Артур. Сведенные на переносице брови и словно заострившееся лицо говорили о том, что такой вариант ему совсем не нравится.
Мерлин много слышал о пещерах в лесу Балор от Гаюса и Гавейна, но еще ни разу ему не приходилось в них побывать. Дядя рассказывал о редких лекарственных травах, которые росли прямо из каменных стен пещер, о столь сильных растениях, сок которых мог убить за пять дней. А еще он упоминал о магической силе этого места. Гавейн же пугал жуткими, мерзкими пауками, хотевшими его сожрать, когда он прилег у входа в одну из пещер; а потом рассказывал про странные сны и определенно магического происхождения девушку, пытавшуюся завести его в самую глубь каменного лабиринта. Он, так же как и Гаюс, говорил о магии, но, не зная секрета Мерлина, предостерегал его и наставлял держаться от этих мест подальше. Мерлин тогда грустно вздыхал и понимал, что вряд ли побывает в тех краях, потому что земли Камелота для него всегда были под строгим запретом. Но сейчас у него нет выбора, даже если бы он очень сильно захотел повернуть назад.
– Ты бывал в этих пещерах? – спросил Мерлин, бесшумно следуя за Артуром. Им пришлось съехать с удобной тропы, по которой они могли бы кратчайшим путем выехать из леса, на покрытую мхом и редкими мягкими травами землю.
– Нет, и, была бы моя воля, не появлялся.
– Но откуда ты тогда знаешь, что нам именно в эту сторону?
Артур оглянулся на него с таким видом, будто Мерлин сказал несусветную чушь.
– Мы на землях Камелота. Этот лес принадлежит моему отцу. Естественно, я ориентируюсь в этих местах.
– Этот лес никому не принадлежит, – против воли вырвалось у Мерлина, и он тут же внутренне подобрался. Самоуверенность, с которой глупые короли говорили о своих землях, обладающих магической силой, всегда вызывала раздражение. Они не понимали и не могли понять, что волшебство не подвластно никому. Даже Мерлин не всегда мог справиться со своей силой. А теперь так и вообще забыл, как она ощущается. От этих мыслей стало мерзко, а на коже выступил липкий пот, от которого хотелось отмыться как можно скорее.
– Что это значит? – Артур снова посмотрел на него, но теперь уже внимательно и даже несколько пристально. Он был серьезен, а легкость, с которой он задал вопрос, была напускной – Мерлин это нутром чувствовал.
– Это магический лес. А магия никому не может принадлежать.
У него пересохло в горле, а сердце колотилось где-то в желудке. Он ступал на опасную почву, но остановиться не мог.
Артур отвернулся и пустил коня быстрее.
– Это всего лишь лес, чем он может быть опасен? – беспечно – решил про себя Мерлин, – отозвался тот. – А вот люди, если их можно считать людьми, использующие магию – другое дело.
Мерлин облизнул потрескавшиеся от ветра и жажды губы и промолчал. На данный момент он не мог не согласится с тем, что бояться нужно людей. За ним охотится какой-то могущественный маг, а он даже не знает за что. Ему необходимо держаться настороже.
– И твой ошейник – магический. Не знаю, кто его нацепил, но явно не просто так, – продолжал Артур, а затем внезапно обернулся и посмотрел прямо в глаза Мерлину. – Ты, Мерлин, каким-то образом связан с магией. И ты на землях Камелота, где она под запретом.
Мерлин почувствовал, как затекли ноги и руки, а спину словно проткнуло насквозь вдоль позвоночника. Он, не моргая, смотрел Артуру в глаза и судорожно пытался что-нибудь придумать.
– Что, сдашь меня своему отцу? Не проще ли тогда убить сейчас?
Во рту появился горький привкус, а все тело окутало жаром. Наверное, не стоило говорить именно это…
– Поэтому ты не поедешь со мной в Камелот, – как ни в чем не бывало продолжил Артур и отвернулся. Мерлин непонимающе моргнул пару раз и против воли улыбнулся, чувствуя, как внутри поселяется неуместная легкость.

***


Первый вход в пещеру находился сразу же за маленькой речушкой.
Стоило им услышать желанный звук бегущей воды, как перед глазами заплясали черные точки, а голова закружилась от радости. Мерлин объехал Артура и почти свалился с лошади на влажную землю, тут же запустив руки в чистую воду.
– Не думал, что вода может быть настолько вкусной, – задыхаясь, пробормотал он в перерывах между жадными глотками. Артур посмотрел на него, вытирая рот тыльной стороной ладони, и усмехнулся. Мерлин почувствовал, что на него смотрят, и покосился в его сторону. – Что?
– Да так, – покачал головой Артур и, зачерпнув в ладони воду, брызнул себе в лицо.
– Ну что?
Мерлин полностью повернулся к нему и испытывающе посмотрел. Вода стекала тоненькими струйками по щекам Артура, капала с носа прямо на обветренные губы. Заживающая ранка в центре нижней губы затянулась корочкой, и он пытался сорвать ее зубами, отчего губа начала краснеть и припухать. Мерлин бездумно облизнулся и отвел на мгновение взгляд, решив, что он слишком долго смотрит на его рот и это могло не укрыться от Артура.
– Ты не похож на колдуна, – наконец ответил тот, неопределенно махнув в сторону Мерлина рукой, словно говоря: «посмотри на себя». – Я видел колдунов и ведьм, и ты… какой из тебя колдун?
Брови Мерлина от удивления поползли вверх, а щеки предательски обожгло румянцем. Он быстро отвернулся и, зачерпнув воды, умылся.
– Маги все злые, у них на уме всегда одно и то же. Скользкие типы.
Мерлин еще раз плеснул себе в лицо. Ему отчаянно захотелось оказаться где угодно, но не здесь. О его тайне знали только три человека – мать, Гаюс и Уилл. Даже Гавейну Мерлин не смог раскрыться. И не столько из-за того, что опасался быть непонятым, непринятым, сколько из-за страха за жизнь друга. Утер действительно проделал грандиозную работу по отлову и казням магов, друидов и их друзей. Все, что хоть как-то касалось магии, подлежало уничтожению. Один раз обжегшись, он обезумел. Преследования продолжались и в соседних королевствах. В памяти еще были свежи воспоминания, когда в их деревню прибыл странник и расспрашивал о необычностях в этих краях. Ни Уилл, ни мать виду не подали, но Мерлин, застав их одних, видел застывший ужас на родных лицах. Странник был одет как простолюдин, но маленький золотой дракон на сумке выдавал его с головой. Тогда он ушел ни с чем, а через пару месяцев Мерлина отправили к дяде, подальше от границы с Камелотом.
А теперь Мерлин сидит рядом с сыном Утера Пендрагона, из-за которого пришлось оставить мать, лучшего друга, дом и бежать, и слушает, как тот доказывает ему, что он не похож на мага. У него вырвался нервный смешок.
– Ты чего? – спросил Артур, растирая влажными руками шею.
– Я понял, что это первый глоток воды на свободе за много-много дней. Поэтому она и кажется мне такой вкусной, – тут же нашелся Мерлин и сглотнул. Артур ему поверил.
– Но вот что странно. Зачем ты нужен Ценреду? Почему на тебе этот магический ошейник…
– Послушай, – начал распаляться Мерлин. Ему не хотелось поднимать эту тему, потому что он сам злился из-за отсутствия ответов на эти вопросы. – Я понятия не имею, почему меня схватили и зачем мучают этой штукой.
Мерлин раздосадовано уставился на него и нервно мазнул пальцами по теплому мерцающему ободку на шее. Ошейник стал больше – он был уверен. И причиной тому был Артур, но озвучить свои мысли Мерлин боялся.
– Ладно, – Артур скривился и посмотрел на вход в пещеру. – Нам нужно пройти мимо нее, и дальше должна быть дорога, которая выведет нас из леса. Если не будет сюрпризов.
Уходить от воды не хотелось, и Мерлин чуть слышно застонал, когда они перебрались на другой берег.
Дорога оказалась дальше, чем рассчитывал Артур, и пришлось снова заночевать в лесу.
***


– Ты совсем не умеешь готовить, – скривился Мерлин, пережевывая горячую, но все еще сырую зайчатину.
– Не нравится – не ешь.
Артур подкинул хвороста в небольшой огонь, отводя глаза и всячески стараясь скрыть смущение. Мерлин с интересом разглядывал его некоторое время, а потом, вновь насадив мясо на палку, поднес к огню.
Скосив на палку взгляд, Артур чуть заметно сжал губы, искренне надеясь, что Мерлин не будет больше говорить на эту тему. А лучше пусть он и дальше молчит или опять свалится спать. Но у того, естественно, сна ни в одном глазу, ведь он так сладко выспался, когда Артур охотился, разжигал костер и пытался поджарить зайца! И молчать Мерлин, судя по хитрым глазам, тоже не собирался…
– Так ты отправишься в Камелот? – спросил он. Артур поймал его взгляд и вмиг помрачнел. Мерлин явно хотел задать другой вопрос. И знал, что Артур понял, какой именно.
– Да.
На несколько долгих минут повисла тишина. На удивление не гнетущая и совсем не давящая. Артур задумался о своем возвращении в Камелот, о докладе перед отцом, о бедной Моргане… Он перевел взгляд на Мерлина, неотрывно глядящего на огонь. Его лицо словно светилось изнутри теплым светом свечи. Расслабленные в кои-то веки брови, густые ресницы – «совсем девчачьи», хмыкнул про себя Артур, – и острые линии скул.
– О чем думаешь? – нарушил тишину он.
– О вот этом сочном кусочке мяса, которое начало издавать такой дивный запах, что мой желудок готов выпрыгнуть наружу, – не поднимая на Артура глаз, одухотворенной скороговоркой пробормотал Мерлин и счастливо улыбнулся.
Артур открыл рот, намереваясь поделиться своими мыслями по поводу его ума, а точнее – его отсутствия, но, не издав ни звука, закрыл. Комментарии здесь были излишни. Мерлин разрушил то загадочное, что привиделось в нем Артуру, стоило ему лишь заговорить.
Мерлин хмыкнул, заметив реакцию Артура на свои слова, и снисходительно на него посмотрел.
– Что? Как бы голоден я ни был, но давиться сырым мясом, когда есть возможность его приготовить нормально, не буду.
Артур промолчал, мысленно с ним соглашаясь, но не показал виду. Свою часть он проглотил почти не жуя, о чем сейчас, конечно, немного жалел, так как живот периодически сводило. До безумия хотелось спать и есть. Кусок мяса, нанизанный на толстую ветку, и правда источал аппетитный запах.
Мерлин покосился в его сторону и чуть заметно улыбнулся, поймав его взгляд.
– Хочешь? – он махнул веткой, призывая посмотреть на почти готовый кусок.
Артур сглотнул и раздраженно глянул на Мерлина.
– Я спать хочу. А это, – он кивнул на мясо, – ешь сам. И так тощий, что смотреть страшно. Не понимаю, зачем ты так сильно понадобился Ценреду? Мешок с костями, да и только.
Мерлин сначала почувствовал себя так, словно кто-то вылил на него ушат холодной воды. Потом тело опалило жаром, точно пламя приняло в душные объятия. А затем пришло понимание. И стоило огромных усилий сдержать рвущийся наружу смех, наблюдая, как показательно Артур укладывается спать и поворачивается к нему спиной, продолжая щедро одаривать беззлобными оскорблениями.
Над полянкой перед пещерой, возле которой они остановились, вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь потрескиванием веток в костре. Мерлин разглядывал широкую спину Артура и тихо насмешливо шепнул:
– Рыцарь…
Послышался раздраженный вздох, и Мерлин чуть слышно засмеялся.
На мгновение показалось, что не было никакого заключения в башне замка Ценреда, не было никаких сдерживающих магию побрякушек, и вытяни руку над костром, подумай о каком-нибудь животном – и оно тут же появится из дыма. Поддавшись мимолетному порыву, Мерлин вскинул руку и подумал о драконе, отливающем золотым блеском на сумке того охотника, что пришел в Эалдор. Но ничего не произошло. Из дыма никто не появился. Лишь ошейник стал горячее и колючей, словно сотканный из грубой шерсти.
Мясо, несомненно, оказалось готовым и, возможно, вкусным. Если бы Мерлин мог различить его вкус в той горечи, что затопила каждую клеточку его тела. Аппетит пропал совершенно. Все мысли устремились к маленькой лесной лачужке, в которой жил его дядя. Ведь вытащить его из этой передряги под силу лишь ему.
А мысль, что Гаюсу не хватит сил снять ошейник и браслет, Мерлин отогнал так же быстро, как она появилась.

*продолжение в комментариях



URL записи

@темы: арт, артур, мерлин, фанфики, чтиво

URL
Комментарии
2012-05-03 в 23:35 

smouses
Хочешь избежать критики - ничего не делай, ничего не говори и будь никем.
С тобой было очень классно работать! :heart:

2012-05-04 в 23:38 

sev-rnd
я сама рада..впервые участвовала в подобном)

URL
2012-05-04 в 23:42 

smouses
Хочешь избежать критики - ничего не делай, ничего не говори и будь никем.
И я))

   

Пристанище мудреца

главная